в интернете
   

С.О.К.О.Л

Объявление

Приветствуем всех! Лето наступило! Яркое, теплое солнышко, веселые. радостные, беззаботные лица. В общем жизнь идет своим чередом. Вопрос : куда идет? И на этот вопрос каждый отвечает по разному. Предлагаю всем ответить на этот вопрос в комнатке "Блеф". Я пожалуй начну. Внимание! Я хотел бы пообщаться с человеком, который занимается ОПТИМИЗАЦИЕЙ сайтов и форумов в поисковых система. Хочу напомнить, что наш форум уже проиндексирован на : Yandex, Rambler, Google, Yahoo. В данный момент ждем ответа с АПОРТ.РУ. Если они дадут согласие наш форум будет находиться в каталаге АПОРТ: ОБЩЕСТВО/Международные Отношения/С.О.К.О.Л.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » С.О.К.О.Л » Психология » Психология


Психология

Сообщений 1 страница 10 из 20

1

Приветствую всех!! В этой комнате рассматривается раздел науки - ПСИХОЛОГИЯ.

0

2

Взгляды разных авторов на развитие (закалку, укрепление, тренировку) воли имеют некоторые общие недостатки: во-первых, это одностороннее понимание воли, при котором одни главным в воспитании воли считают формирование морального компонента, другие — развитие собственно волевого усилия, третьи — развитие волевых качеств (а отсюда и разные теории формирования воли), во-вторых, это отношение к воле как к чему-то материализованному, наподобие мышцы или клинка из стали.

Г. Мюнстерберг (1997), отмечая роль внимания и представления в формировании произвольных действий, пишет, что слабая воля ребенка — это его неспособность длительно удерживать внимание на цели. Отсюда и его подход к решению проблемы развития воли: «Ребенок должен, постепенно развиваясь, приобрести способность к тому, чтобы настойчиво держать перед своим умственным взором цель предпринимаемого действия. Не существует никакой особой волевой способности, которую надо было бы упражнять, нет никакой особой душевной силы, необходимой для перехода от представления цели к ее осуществлению. Внимание, устремленное на намеченную цель, — вот что надо постоянно упражнять в течение школьной жизни». И далее он заключает: «Научиться хотеть того или иного — не это важно. Главное — научиться действительно выполнять то, что намечено, и не отвлекаться всякими случайными впечатлениями» (с. 186–187).

Как уже говорилось, воля — это только обобщенное понятие, за которым скрывается много разных психологических феноменов. Это и сознательное управление своими действиями, и волевое усилие, и специфические его проявления (волевые качества). Надо развивать не абстрактную волю и даже не абстрактную «силу воли», а конкретные компоненты воли и конкретные проявления «силы воли» (волевые качества), причем специфичными для них методами. Непонимание этого приводит, например, к таким весьма странным рекомендациям: «осознание поставленной цели может закалить волю» или «тренировать волю надо, прежде всего преодолевая свои недостатки (лень, неаккуратность, дурные привычки и т. п.)» (Ф. Н. Гоноболин, 1973, с. 120). Сначала, значит, устраним недостатки, а потом примемся за развитие положительных качеств. А вот еще одна рекомендация того же автора: «Для воспитания воли нужна постоянная, систематическая работа над собой, которую нужно начинать как можно раньше» (курсив мой. — Е. И.). Спрашивается, когда ребенок должен начать сознательно воспитывать свою волю — с младенчества? Эти общие рекомендации звучат как декларации, заклинания, но мало способствуют успеху дела.

Н. Д. Левитов (1958) отмечает, что «по вопросу о воздействии на волю путем воздействия на сознание существовали две односторонние и потому ошибочные точки зрения. Согласно одной (ведет свое начало от Сократа), человеку достаточно осознать, как надо поступать, и он будет так поступать. При всей важности значения сознания и убеждений для силы воли, — продолжает Н. Д. Левитов, — нельзя сказать, что между сознательностью и убежденностью человека и его волей имеется всегда соответствие. Факты показывают, — пишет он, — что к числу слабовольных (невыдержанных, капризных, упрямых, недисциплинированных) учащихся нередко относятся те, которые хорошо понимают отрицательное значение этих качеств. Неправильна и противоположная точка зрения (Рибо) об антагонизме между сознанием и волей. Воспитание воли и волевых черт характера должно опираться на сознательность учащихся» (с. 176).

Роль деятельности. Ф. Н. Гоноболин, В. И. Селиванов, А. Ц. Пуни и другие авторы считают, что волевые свойства личности формируются в процессе деятельности. Поэтому для развития «силы воли» (волевых качеств) чаще всего предлагается путь, кажущийся наиболее простым и логичным: если «сила воли» проявляется в преодолении препятствий и трудностей, то и путь ее развития идет через создание ситуаций, требующих такого преодоления. Однако практика (в частности, занятия спортом) показывает, что это не всегда приводит к успеху. Говоря о развитии «силы воли» и волевых качеств, следует учитывать их многокомпонентную структуру. Один из компонентов этой структуры — моральный компонент воли, по И. М. Сеченову, т. е. идеалы, мировоззрение, нравственные установки, — формируется в процессе воспитания, другие (например, типологические особенности свойств нервной системы), как генетически предопределенные, не зависят от воспитательных воздействий, и у взрослых людей практически не изменяются. Отсюда развитие того или иного волевого качества в значительной степени зависит от того, в каком соотношении в структуре этого качества находятся указанные компоненты.

Признавая значимость формирования установок, нравственных качеств и других психических феноменов, могущих оказать решающее влияние на принимаемые человеком решения, все же не следует перегибать палку, как это делает В. Э. Чудновский (1981), который пишет: «А что представляет собой тренировка воли, как не формирование определенных мотивов?» (с. 52). Конечно же, развитие силы воли состоит не только в формировании мотивов поведения и деятельности. Это и процесс адаптации к опасной ситуации, приводящий к снижению остроты возникающих отрицательных эмоциональных состояний, и овладение приемами самостимулирования, и формирование мотива достижения, и выработка установки на преодоление трудности. Не исключена и возможность тренировки собственно волевого усилия, хотя доказать наличие такой возможности трудно в связи с тем, что нет методик измерения интенсивности волевого усилия. Трудно согласиться и с предложениями формировать волю в целом (А. Ц. Пуни, 1959), поскольку нет воли в целом, а есть отдельные и специфические ее проявления — волевые качества.

Роль требований. Большое значение для формирования волевой сферы личности ребенка имеет не только предъявление к нему требований, вербализуемых в словах «надо» и «нельзя», но и контроль за выполнением этих требований. Если взрослый говорит «нельзя», а ребенок продолжает выполнять запрещаемое действие, если после слов «надо убрать игрушки» ребенок убегает и невыполнение требований остается для него без последствий, нужный стереотип волевого поведения не вырабатывается.

С возрастом трудность предъявляемых к ребенку требований должна возрастать. В этом случае он сам убеждается в том, что взрослые считаются с его возросшими возможностями, т. е. признают его уже «большим». Однако при этом надо учитывать меру трудностей, которые должен преодолеть ребенок, и не превращать развитие его волевой сферы в скучное и нудное занятие, при котором развитие воли становится самоцелью, а вся жизнь ребенка превращается, как писал С. Л. Рубинштейн, «в одно сплошное выполнение разных обязанностей и заданий».

В подходе к развитию воли, полагал С. Л. Рубинштейн (1999), имеются две крайности, каждая из которых таит в себе серьезную опасность. «Первая заключается в том, что ребенка изнеживают и волю его расслабляют, избавляя его от необходимости делать какие-либо усилия; между тем готовность употребить усилие, чтобы чего-нибудь достигнуть, — совершенно необходимая в жизни, не дается сама собой, к ней нужно приучать; лишь сила привычки может облегчить трудность усилия: совершенно не привычное, оно окажется непосильным. Другая — тоже не малая — опасность заключается в перегрузке детей непосильными заданиями. Непосильные задания обычно не выполняются. В результате создается привычка бросать начатое дело незавершенным, а для развития воли нет ничего хуже. Для выработки сильной воли первое и основное правило — доводить раз начатое дело до конца, не создавать привычки бросать незавершенным то, за что взялся. Нет более верного средства дезорганизовать волю, как допустить один за другим ряд срывов, раз за разом не довести до конца начатое дело» (с. 610).

Чем меньше возраст ребенка, тем больше требуется ему помощь в преодолении трудностей для того, чтобы он увидел конечный результат своего усилия.

Непродуманное, а порой и неправильное воспитание может способствовать развитию упрямства (как отрицательного проявления упорства, настойчивости) и повышенной чувствительности к неблагоприятным эмоциональным состояниям. Замечено, что наиболее устойчив и плохо подавляем страх у людей с повышенной чувствительностью к опасности, развитой в детстве. Постоянное одергивание, грубый окрик, чрезмерное фиксирование внимания ребенка на его недостатках и опасностях предстоящей деятельности, поддразнивание и т. п. ведут к неуверенности, а через нее — к тревожности, нерешительности, боязни.

Роль учета половых особенностей. В. К. Кузьменков (1970б) провел двухлетний эксперимент по самовоспитанию старшеклассниками воли, в котором обозначились различия в развитии тех или иных волевых проявлений в зависимости от пола. Девушкам удалось значительно быстрее, чем юношам, добиться успехов в исправлении своих недостатков. По сравнению с юношами больше девушек научились приказывать себе, выработали самостоятельность, преодолели упрямство, развили решительность, упорство и настойчивость. Однако они отставали от юношей в развитии смелости, принципиальности, мужества.

Самовоспитание «силы воли». Самовоспитание воли является частью самосовершенствования личности и, следовательно, должно осуществляться в соответствии с его правилами и прежде всего — с разработкой программы самовоспитания «силы воли». В качестве иллюстрации к рассматриваемому вопросу приведу выдержку из пособия «Практические занятия по психологии» (1989), где даны рекомендации спортсменам по развитию у себя силы воли.

0

3

Взгляды разных авторов на развитие (закалку, укрепление, тренировку) воли имеют некоторые общие недостатки: во-первых, это одностороннее понимание воли, при котором одни главным в воспитании воли считают формирование морального компонента, другие — развитие собственно волевого усилия, третьи — развитие волевых качеств (а отсюда и разные теории формирования воли), во-вторых, это отношение к воле как к чему-то материализованному, наподобие мышцы или клинка из стали.

Г. Мюнстерберг (1997), отмечая роль внимания и представления в формировании произвольных действий, пишет, что слабая воля ребенка — это его неспособность длительно удерживать внимание на цели. Отсюда и его подход к решению проблемы развития воли: «Ребенок должен, постепенно развиваясь, приобрести способность к тому, чтобы настойчиво держать перед своим умственным взором цель предпринимаемого действия. Не существует никакой особой волевой способности, которую надо было бы упражнять, нет никакой особой душевной силы, необходимой для перехода от представления цели к ее осуществлению. Внимание, устремленное на намеченную цель, — вот что надо постоянно упражнять в течение школьной жизни». И далее он заключает: «Научиться хотеть того или иного — не это важно. Главное — научиться действительно выполнять то, что намечено, и не отвлекаться всякими случайными впечатлениями» (с. 186–187).

Как уже говорилось, воля — это только обобщенное понятие, за которым скрывается много разных психологических феноменов. Это и сознательное управление своими действиями, и волевое усилие, и специфические его проявления (волевые качества). Надо развивать не абстрактную волю и даже не абстрактную «силу воли», а конкретные компоненты воли и конкретные проявления «силы воли» (волевые качества), причем специфичными для них методами. Непонимание этого приводит, например, к таким весьма странным рекомендациям: «осознание поставленной цели может закалить волю» или «тренировать волю надо, прежде всего преодолевая свои недостатки (лень, неаккуратность, дурные привычки и т. п.)» (Ф. Н. Гоноболин, 1973, с. 120). Сначала, значит, устраним недостатки, а потом примемся за развитие положительных качеств. А вот еще одна рекомендация того же автора: «Для воспитания воли нужна постоянная, систематическая работа над собой, которую нужно начинать как можно раньше» (курсив мой. — Е. И.). Спрашивается, когда ребенок должен начать сознательно воспитывать свою волю — с младенчества? Эти общие рекомендации звучат как декларации, заклинания, но мало способствуют успеху дела.

Н. Д. Левитов (1958) отмечает, что «по вопросу о воздействии на волю путем воздействия на сознание существовали две односторонние и потому ошибочные точки зрения. Согласно одной (ведет свое начало от Сократа), человеку достаточно осознать, как надо поступать, и он будет так поступать. При всей важности значения сознания и убеждений для силы воли, — продолжает Н. Д. Левитов, — нельзя сказать, что между сознательностью и убежденностью человека и его волей имеется всегда соответствие. Факты показывают, — пишет он, — что к числу слабовольных (невыдержанных, капризных, упрямых, недисциплинированных) учащихся нередко относятся те, которые хорошо понимают отрицательное значение этих качеств. Неправильна и противоположная точка зрения (Рибо) об антагонизме между сознанием и волей. Воспитание воли и волевых черт характера должно опираться на сознательность учащихся» (с. 176).

Роль деятельности. Ф. Н. Гоноболин, В. И. Селиванов, А. Ц. Пуни и другие авторы считают, что волевые свойства личности формируются в процессе деятельности. Поэтому для развития «силы воли» (волевых качеств) чаще всего предлагается путь, кажущийся наиболее простым и логичным: если «сила воли» проявляется в преодолении препятствий и трудностей, то и путь ее развития идет через создание ситуаций, требующих такого преодоления. Однако практика (в частности, занятия спортом) показывает, что это не всегда приводит к успеху. Говоря о развитии «силы воли» и волевых качеств, следует учитывать их многокомпонентную структуру. Один из компонентов этой структуры — моральный компонент воли, по И. М. Сеченову, т. е. идеалы, мировоззрение, нравственные установки, — формируется в процессе воспитания, другие (например, типологические особенности свойств нервной системы), как генетически предопределенные, не зависят от воспитательных воздействий, и у взрослых людей практически не изменяются. Отсюда развитие того или иного волевого качества в значительной степени зависит от того, в каком соотношении в структуре этого качества находятся указанные компоненты.

Признавая значимость формирования установок, нравственных качеств и других психических феноменов, могущих оказать решающее влияние на принимаемые человеком решения, все же не следует перегибать палку, как это делает В. Э. Чудновский (1981), который пишет: «А что представляет собой тренировка воли, как не формирование определенных мотивов?» (с. 52). Конечно же, развитие силы воли состоит не только в формировании мотивов поведения и деятельности. Это и процесс адаптации к опасной ситуации, приводящий к снижению остроты возникающих отрицательных эмоциональных состояний, и овладение приемами самостимулирования, и формирование мотива достижения, и выработка установки на преодоление трудности. Не исключена и возможность тренировки собственно волевого усилия, хотя доказать наличие такой возможности трудно в связи с тем, что нет методик измерения интенсивности волевого усилия. Трудно согласиться и с предложениями формировать волю в целом (А. Ц. Пуни, 1959), поскольку нет воли в целом, а есть отдельные и специфические ее проявления — волевые качества.

Роль требований. Большое значение для формирования волевой сферы личности ребенка имеет не только предъявление к нему требований, вербализуемых в словах «надо» и «нельзя», но и контроль за выполнением этих требований. Если взрослый говорит «нельзя», а ребенок продолжает выполнять запрещаемое действие, если после слов «надо убрать игрушки» ребенок убегает и невыполнение требований остается для него без последствий, нужный стереотип волевого поведения не вырабатывается.

С возрастом трудность предъявляемых к ребенку требований должна возрастать. В этом случае он сам убеждается в том, что взрослые считаются с его возросшими возможностями, т. е. признают его уже «большим». Однако при этом надо учитывать меру трудностей, которые должен преодолеть ребенок, и не превращать развитие его волевой сферы в скучное и нудное занятие, при котором развитие воли становится самоцелью, а вся жизнь ребенка превращается, как писал С. Л. Рубинштейн, «в одно сплошное выполнение разных обязанностей и заданий».

В подходе к развитию воли, полагал С. Л. Рубинштейн (1999), имеются две крайности, каждая из которых таит в себе серьезную опасность. «Первая заключается в том, что ребенка изнеживают и волю его расслабляют, избавляя его от необходимости делать какие-либо усилия; между тем готовность употребить усилие, чтобы чего-нибудь достигнуть, — совершенно необходимая в жизни, не дается сама собой, к ней нужно приучать; лишь сила привычки может облегчить трудность усилия: совершенно не привычное, оно окажется непосильным. Другая — тоже не малая — опасность заключается в перегрузке детей непосильными заданиями. Непосильные задания обычно не выполняются. В результате создается привычка бросать начатое дело незавершенным, а для развития воли нет ничего хуже. Для выработки сильной воли первое и основное правило — доводить раз начатое дело до конца, не создавать привычки бросать незавершенным то, за что взялся. Нет более верного средства дезорганизовать волю, как допустить один за другим ряд срывов, раз за разом не довести до конца начатое дело» (с. 610).

Чем меньше возраст ребенка, тем больше требуется ему помощь в преодолении трудностей для того, чтобы он увидел конечный результат своего усилия.

Непродуманное, а порой и неправильное воспитание может способствовать развитию упрямства (как отрицательного проявления упорства, настойчивости) и повышенной чувствительности к неблагоприятным эмоциональным состояниям. Замечено, что наиболее устойчив и плохо подавляем страх у людей с повышенной чувствительностью к опасности, развитой в детстве. Постоянное одергивание, грубый окрик, чрезмерное фиксирование внимания ребенка на его недостатках и опасностях предстоящей деятельности, поддразнивание и т. п. ведут к неуверенности, а через нее — к тревожности, нерешительности, боязни.

Роль учета половых особенностей. В. К. Кузьменков (1970б) провел двухлетний эксперимент по самовоспитанию старшеклассниками воли, в котором обозначились различия в развитии тех или иных волевых проявлений в зависимости от пола. Девушкам удалось значительно быстрее, чем юношам, добиться успехов в исправлении своих недостатков. По сравнению с юношами больше девушек научились приказывать себе, выработали самостоятельность, преодолели упрямство, развили решительность, упорство и настойчивость. Однако они отставали от юношей в развитии смелости, принципиальности, мужества.

Самовоспитание «силы воли». Самовоспитание воли является частью самосовершенствования личности и, следовательно, должно осуществляться в соответствии с его правилами и прежде всего — с разработкой программы самовоспитания «силы воли». В качестве иллюстрации к рассматриваемому вопросу приведу выдержку из пособия «Практические занятия по психологии» (1989), где даны рекомендации спортсменам по развитию у себя силы воли.

0

4

Первейшее оружие солдата, которое он должен развить, чтобы профессионально действовать в рукопашном, бою, - его разум. Его способность думать и реагировать под давлением обстоятельств без паники жизненно необходима в рукопашном бою.

Как и в любом другом боевом искусстве, один из первейших принципов обучения солдат рукопашному бою - дать им прочную психологическую подготовку. Подобно боксеру, солдат, обученный рукопашному бою, будет обладать психологическим преимуществом перед нетренированным противником. Боксер полагает, что если он действительно обучен и мысленно готов к соревнованию, противник не сможет одолеть его - как и враг не сможет победить солдата, хорошо подготовленного к рукопашному бою. Даже если сами приемы не используются, знание их - неоценимая психологическая поддержка солдату, достаточно обученному рукопашному бою.

Солдату нужно развивать свой разум. Он должен уметь реагировать без паники и в доли секунды. Хороший солдат постоянно держит эту цель в памяти в процессе обучения. Он должен шлифовать способность контролировать себя в рукопашном столкновении.

Принципы рукопашного боя в основном те же, что и в дзюдо, боксе, кикбоксинге и в других стилях борьбы. Важно понять, что этот тип боя не только дает возможность получить превосходные наступательные навыки, но и позволяет любому человеку, независимо от роста и телосложения, хорошо обученному этой технике, ощутить такую высочайшую уверенность в себе и своих боевых способностях, которой он не мог бы добиться никаким другим способом.

ЧУВСТВО ОПАСНОСТИ

Хорошо обученный солдат никогда не рассчитывает на то, что ему встретится совершенно нетренированный противник. Ошибочно сделав такое предположение, он может оказаться объектом неожиданного активного нападения. Когда солдат занимает положение, чтобы применить захват, враг может контратаковать его ударом руки или ноги.

Уверенность в себе - замечательное свойство, однако самомнение - очень сомнительное качество. Оно ведет к поражению. Солдаты специальных сил обучаются не допускать самонадеянных действий, напоминая себе о возможных опасностях, с которыми они могут столкнуться, и их последствиях.

Солдат учат никогда не использовать приемы ради достижения внешнего драматического эффекта. Способ ваших боевых действий сам по себе не имеет никакого значения. Все, что нужно делать в бою, - это найти самое верное и наиболее экономное решение возникшей проблемы.

Это означает быть быстрым. Хорошо обученный солдат не разбрасывается. Если он собирается напасть на врага, то делает это как можно быстрее, особенно когда имеет дело более чем с одним противником. Задержка в нападении снижает его шансы на успех.

Солдат может отступить, чтобы изменить ситуацию, или найти кратчайший путь выхода из боя - обучение подскажет ему, как следует поступить. Выживание - единственное, что имеет значение. А гордости и самолюбию не место в армейском рукопашном бою.

0

5

Воинская мораль

Воинская мораль (УДЭ) "Учитель, что такое Учение?" - спросили как-то послушники Дамо. "Существует пропасть между тем, что мы знаем, и тем, что мы чувствуем. Человек должен построить мост через эту пропасть!" - ответил Бодай.
(А.Червоненко "Дамо")

Испокон веков ученик стремится обрести учителя. Идти по его стопам. Для этого человек, прежде чем назовётся учеником, должен осознать, какие обязательства он на себя берёт. Хотеть - не значит быть готовым идти по этому пути. Ученик должен быть готов к решению тех задач, которые будет ставить учитель перед ним. Главным в успехе ученика является образ мышления и его моральный уровень. "Ученик три года ищет хорошего учителя, а учитель три года проверяет ученика" (китайская поговорка). Мудрый ученик лучше потратит несколько лет в поисках хорошего учителя, чем будет заниматься у посредственного. Хороший учитель поможет встать на правильный путь, заложить крепкий фундамент (принципы учения) для дальнейшего духовного и физического развития. Хороший учитель предлагает образ жизни.

Как-то правитель спросил Дамо: "Всегда ли ты говоришь правду своим ученикам?" Бодай ответил: "Если я не буду говорить правду, она просто уйдёт из моего монастыря!"

Но на поиски хорошего ученика у учителя также уходит много времени. С разными целями приходят люди за знаниями, с разным уровнем горения. И пока они полны энтузиазма (активность по течению), очень сложно увидеть их истинное лицо. Но как только предстоит начать преодолевать трудности (активность против течения), человек показывает всё, на что он способен. Наблюдая и испытывая учеников, он решает можно ли им доверять секреты своего искусства.

Как-то правитель спросил Наставника, только начавшего создавать общину: "Ты надеешься, что к тебе пойдут ученики?" Дамо, подумав, ответил: "Если что-то беспокоит меня, в мире найдётся хоть один чело-век, которого это тревожит тоже..."

Критериями оценки учеников является Воинская мораль. Удэ состоит из двух аспектов: мораль деяния и мораль ума. Мораль деяния включает в себя смирение, уважение, праведность, доверие и верность. Мораль ума состоит из воли, выносливости, настойчивости, терпения и смелости. Более важной из них является мораль деяния. Это отношения ученика с учителем и соучениками, с обществом в целом. Ученики, не соблюдающие мораль в своих поступках, не заслуживают, чтобы их уважали и обучали. Мораль ума связана с самосовершенствованием, которое требуется для достижения конечной цели в развитии человека.

Китайцы считают, у человека есть два ума: "эмоциональный ум" (синь) и "ум мудрости" (и). Если человек суетится, дёргается, вспыльчив - это значит, им управляет эмоциональный ум. Если он собран, дисциплинирован, тогда доминирует ум мудрости.

Мораль деяния:

1. Смирение ( цяньсюй ).

Однажды к Дамо обратился мужчина надменного вида и с непроницаемым лицом стал жаловаться на не сложившуюся жизнь? "Твоя беда в том, - прервал его Бодай, - что ты слишком серьезен..."

Смирение помогает человеку сдерживать чувство гордости (чувство удовлетворения). Чувство удовлетворения дает чувство наполненности, а чувство наполненности не дает возможности получать новые знания. И не важно, чем наполнен человек, он остановится в своем развитии. "Опустошись и я тебя наполню" - один из принципов Учителя (А. Червоненко). Человек, который действительно умен, знает, когда и где нужно склониться, всегда держит свою чашу пустой для наполнения.

2. Уважение (цзуньцзин).

Однажды Бодай увидел на площади нескольких человек, мертвецки пьяных, прилюдно валявшихся в собственных нечистотах, и еще одну группу сидящих в таком же виде и клянчивших деньги на вино... "Первые предвестники беды общества, - сказал он, - потеря достоинства его граждан..."

Уважение - это основа человеческих взаимоотношений, на которых строится общение между людьми. Уважение - это признание чьих-нибудь достоинств. И самым главным уважением является уважение к самому себе. В Китае говорят: "Кто уважает себя и других, того тоже будут уважать". Для того, чтобы человека стали уважать, ему необходимо разобраться в своих достоинствах и недостатках и идти дальше по Пути, опираясь на свои достоинства.

3. Праведность (чжэнъи).

Ученик как-то спросил Дамо: "Учитель, почему ты ни-когда не ошибаешься в своих суждениях?" Бодай погладил послушника по голове и, засмеявшись, сказал:" Потому что отсекаю мечом все заблуждения, будто сухие ветки, и тогда остается голая истина, как ствол молодого дерева, очищенного от коры".

Праведность - это справедливое восприятие жизни. Это отношения между "внешним Я" (сознанием) и "внутренним Я" (подсознанием), в которых непременно должно присутствовать взаимопонимание (снятие "пелены Майя"). Праведность означает, что если человек чувствует необходимость что-либо сделать, то он должен сделать это без колебаний, а если у человека есть нежелание что-либо делать, то лучше за это и вовсе не браться. Эти принципы помогают дать правильную характеристику ситуации, наработать ясность духа и не позволяют проявиться в мире чувств качествам вины или сожаления.

4. Доверие (синьюн).

Как-то послушники спросили Дамо: "Скажи, Учитель, что есть вера?". Бодай ответил: "Эмоциональная вера - глупость, фанатичная - рабство, сознательная - свобода!"

Доверие помогает сделать шаг на Пути к взаимопониманию как самого себя, так и других людей, главным из которых является доверие к самому себе. Доверие к своим внутренним ощущениям и к своему осознанному выбору - это основа уверенности в себе. Человека, твердо уверенного в своих действиях (поступках), очень сложно "выбить из седла" (раскачать). Доверие к самому себе дает возможность быть достойным доверия со стороны других людей.

5. Верность (чжунчэн).

Однажды к Дамо пришел богач, решивший отойти от мирской жизни. "Я много о тебе слышал и хочу стать твоим учеником!" - сказал он Наставнику. "Ты мне не подходишь, - вымолвил Бодай, - в твоих глазах не горит огонь преданности". Верность - одно из тех качеств, которые больше всего подвергаются испытаниям (тапас) - каждый день и каждую минуту, в мыслях и в поступках. Верность - это идти по стопам Учителя, то есть опираться на жизненные принципы, на которые опирается Учитель. Поэтому верность строится на фундаменте послушания Учителю. Без послушания не может быть обучения. Отсутствие послушания ведет к потере верности, потеря верности ведет к предательству.

Мораль ума:

1. Воля (ичжи).

Один послушник отставал в освоении искусства Сян-сюэ, но в результате длительных, упорных занятий вскоре стал опережать даже тех, кто еще совсем не-давно были в первых учениках... "Если у человека есть воля, - сказал Дамо, - ему дается такое, что другим не по силам..."

Воля - это способность реализовывать поставленные перед собой задачи. Для достижения той или иной цели мало одного желания ("хочу"), человек должен ответить самому себе на один очень важный вопрос "зачем?". В этом ответе и будет заключаться сила воли (сила горения). Искренность ответа даст силу воле, страх породит хитрость и обман. В борьбе истины и хаоса и рождается воля.

2. Выносливость, настойчивость и терпение (жэньнай или хэнсинь).

Как-то раз известный полководец в беседе спросил Дамо: "Всегда ли нужно сразу бросаться на врага?". Бодай ответил: "Умение победить - это умение выждать!" Для проявления сильной воли человек должен обладать качествами выносливости, настойчивости и терпения. Каждое из этих качеств в сложных ситуациях помогает выстоять, не поддавшись какому-либо воздействию, сохранить стойкость и спокойствие. Но все это возможно только при одном условии - человек должен четко осознавать, во имя чего он выносит все эти испытания. Чем выше цель - тем достойнее устремления.

3. Смелость (юнгань).

Некий усэн спросил Дамо: "Скажи, Учитель, куда на-правлять взор во время боя?" Бодай ответил: "Смотри опасности в лицо и не смотри на нее со стороны..." Смелость очень часто путают с храбростью. Но это разные вещи. Смелость - это ровное внутреннее горение, которое позволяет без страха посмотреть опасности в лицо, увидеть страх агрессора в его глазах. Храбрость всего лишь является внешним проявлением (внешним горением) смелости, то есть следствием внутреннего состояния. Хотя в жизни бывает, что храбрость порождена и страхом (хаотичным внутренним горением). И тогда храбрость превращается в браваду, лихачество.

НАСТОЯЩИЙ УЧИТЕЛЬ предлагает своим ученикам развивать в себе высоконравственные качества, основанные на осознанности своих действий. Способствуют этому развитию медитации, оздоровительные (Лиао) и боевые (Сян-сюэ) техники. Медитация дает возможность понять свою душу, Лиао - очистить тело, Сян-сюэ - закалить дух. Не случайно в статье использовались притчи о Наставнике Дамо из книги доктора А.Червоненко "Дамо". Учитель показывает в этой книге свое видение тех принципов, на которых учился сам и которые предлагает людям. "Доброта должна быть сильной" - один из принципов Учителя. В те моменты, когда Учитель рассказывает о своём Учителе Чуне, он показывает, что продолжает оставаться учеником по отношению к своему Учителю. Посмотрите на это нестандартно. Посмотри-те на него не только как на Учителя, посмотрите на него, как на ученика, как на СТАРШЕГО ученика. И вы увидите всю цепь преемственности, которая существует между Учителем и учеником. И вы поймёте, что и Чунь, и А. Червоненко, и мы все только звенья этой цепи, которые связывает лишь одно - принцип "НАВСЕГДА".

0

6

Создатель программы изменения личности - Курт Левин

Научная деятельность
Левин (Lewin) Курт (9 сентября 1890 - 12 февраля 1947) - немецкий психолог, создатель теоретико-полевой концепции личности и группы в психологии. В 1926- 1933 гг. - профессор философии и психологии Берлинского университета, с 1933 г. жил и работал в США.

В центре психологии Левина стоит концепция так называемого "жизненного пространства". Жизненное пространство, по Левину, это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое поле. Понятийное представление жизненного пространства предполагает, во-первых, раскрытие структуры поля возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, установление поля сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида должно рассматриваться лишь как "фенотипическое" выражение некоторого "генотипа" события, происходящего в жизненном пространстве индивида и представляющего собой либо "переход" личности из одной области жизненного пространства в другую (так называемая "локомоция"), либо изменение самой "когнитивной" структуры жизненного пространства (инсайт). Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией его жизненного пространства: П = f (жизненного пространства).

Выполненные в школе Левина исследования запоминания и возобновления прерванных действий, насыщения, замещения, фрустрации и уровня притязаний составили эпоху в развитии экспериментальной психологии личности.

Вместе с тем известный физикализм левиновских построений обусловил то, что топологическая психология ограничивается почти исключительно анализом и представлением формально-динамического и структурного планов поведения и личности. В этом проявляется антиисторизм левиновской концепции, ее неспособность понять социальную и культурную природу личности.

Основная гомеостатическая модель, лежащая в основе динамической теории личности К. Левина, неоднократно подвергалась основательной критике как отечественными, так и зарубежными психологами (в частности, принадлежащими к так называемой "гуманистической" психологии личности). В американский период своей деятельности Левин попытался разработать теоретико-полевой подход применительно к исследованию проблем групповой динамики и социального действия.

РЕАЛЬНО ПРОГРАММА НПАПРАВЛЕНА НА СТАНДАРТИЗАТИЮ И ПОРАБОЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

0

7

Вышеуказанная инфа основана на данных офицера британских служб и с оффициального сайта Левина

http://www.psycheya.ru/history/levin.html

0

8

Про Левина вы можете рочитать в книге Комитет 300.

0

9

У кого есть Карл Юнг
почитать охото
книга "Психологические типы"

0

10

Профессор, кандидат психологических наук,
насельница Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов»

монахиня Нина (Крыгина)

Снижение ценности материнства и отцовства
как следствие разрушения традиционного уклада семьи

В дореволюционной России жизнь большинства населения определялась православным вероисповеданием. Государственная идеология выстраивалась на тех же основаниях, так как до 1917 года. Церковь не была отделена от государства. Следует особо подчеркнуть, что в православии предусматривается четкая супружеская и детско-родительская иерархия и признание семьи как безусловной ценности. Мужчина должен быть главой семьи, добытчиком (кормильцем) и защитником. От женщины ожидается, прежде всего, что она будет хорошей матерью, женой, хозяйкой. Дети воспринимаются как дар Божий и воспитываются в уважении к старшим.

Октябрьский переворот повлек за собой не только смену политического строя, но и резкую смену идеологии, приведшую, в конечном счете, к революции семейных отношений. Идея достижения "всеобщего равенства и братства" была прописана на уровне законодательных актов советского государства. Мужчины и женщины уравнивались в правах и обязанностях, от них ожидалась одинаковая отдача физических и интеллектуальных сил.

Советское правительство пыталось построить новое государство, "разрушив до основания" старое. Ответы на многие возникающие в связи с этим вопросы, касающиеся семейной политики, были прописаны на законодательном уровне.

18 и 19 декабря 1917 года были изданы декреты ВЦИК и Совнаркома РСФСР "О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния" и "О расторжении брака", в которых предусматривалось:

а) полное отстранение церкви от решения вопросов брака и семьи;
б) свобода заключения брака и развода;
в) полное равенство личных и имущественных прав мужа и жены;
г) уравнение в правах внебрачных детей с детьми, рожденными в браке.

На государственном уровне стали обсуждаться вопросы, какими должны быть мужчины и женщины в новом пролетарском государстве и что должно быть положено в основу семьи в обществе "всеобщего равенства и братства". После длительных дебатов по поводу основ создания семьи была принята формулировка, предложенная В.И. Лениным – "пролетарский гражданский брак с любовью" (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.49, с.56). При этом надо отдавать себе отчёт в том, что под "любовью" в данном случае понималась то, что более точно определяется как "любовь-страсть". Для неё характерна сильная психологическая и физическая зависимость от так называемого "объекта любви". Духовные критерии любви, такие как ответственность, самопожертвование, умение прощать и др., просто не берутся в расчет из-за того, что они "мешают наслаждаться жизнью во всей её полноте".

В 1918 году был принят декрет "О введении равной оплаты за равный труд женщины и мужчины", закрепивший экономическое равенство мужчин и женщин в условиях нового государства. Он являлся одним из звеньев реализации плана "раскрепощения женщин". Отношение революционеров к так называемому женскому вопросу определялось основной идеей – "пролетариат не может добиться полной свободы, не добившись полной свободы для женщин". Только вот неизбежно возникают вопросы: Свободы от чего или от кого? От мужа? Дома? Детей?

18 ноября 1920 года постановлением Наркомздрава и Наркомюста в нашем государстве впервые в мире (!) были официально разрешены аборты, что привело к резкому снижению рождаемости. Так, если во второй половине 20-х годов население России увеличивалось на 3 млн. человека в год, то за весь период 1931-1936 года оно возросло приблизительно на 3,5 млн. человек. Стало очевидным, что с таким темпом прироста населения скоро некому будет работать. В 1936 году запрещение на аборты было вновь введено. В 1955 году при правлении Никиты Хрущёва этот запрет был снят. И до настоящего времени, несмотря на то, что демографическую ситуацию в современной России специалисты характеризуют как катастрофическую, аборты официально разрешены.

Лишь в конце 70-х годов Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" было установлено, что матери имеют право на частично оплачиваемый отпуск за ребёнком до 1-го года и неоплачиваемый – до 1,5 лет. В современной России предусмотрен частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребёнком до 1,5 лет и неоплачиваемый – до 3-х лет.

Достижение долгожданного равенства мужчин и женщин (экономического, социального, политического и др.) оценивалось политическими деятелями того времени в качестве одной из главных побед социализма. Однако, учёные утверждают обратное. Психологи, социологи, демографы и др. (Ю.Е. Алешина; А.С. Волович; А.И. Антонов, В.М. Медков и др.) с горечью свидетельствуют, что такая государственная семейная политика повлекла за собой целый комплекс негативных последствий. Рассмотрим лишь некоторые из них.

1). Снижение ценности материнства. Чувство материнства не является врождённым. Учёные установили, что оно развивается у женщины, как развивается мышление, воля, воображение. Его можно формировать, а можно и подавлять, задавая в качестве наиболее значимых другие ориентиры. В советской России, прежде всего, восхвалялись ценности передовой работницы, стахановки, хотя и сохранялись отголоски прежнего, трепетного отношения к материнству. Это проявлялось, в частности, в существовании почётного звания "Мать-героиня". Однако домашний труд работой не считался. В постсоветский период стало поощряться стремление к самореализиции, к достижению личного успеха, независимости. Материнство как самостоятельная ценность в эту систему координат просто не вписывалась или вписывалась с большим трудом. Девочку с раннего детства ориентировали на примерное поведение, хорошую учёбу, затем – на выбор профессии, успехи в работе. Счастье в личной жизни, конечно же, предполагалось, но оно всегда воспринималось как сопутствующее успехам в труде. Поэтому не приходится удивляться, когда значительная часть современных российских женщин воспринимает материнство не как своё призвание, а как обузу, препятствие в профессиональном становлении, как нечто, с чем со временем надо смириться. Это вывод подтверждают, в частности, данные, полученные отечественными психологами О.А. Копыл, О.В. Баженовой и Л.Л. Баз. Они обследовали 50 беременных социально благополучных женщин, проживающих в Москве, состоящих в зарегистрированном браке и ожидающих рождения первого ребёнка. Ими было установлено, что в конце третьего месяца беременности лишь у 44% женщин была сформирована потребность в материнстве. У 18% беременность осознавалась как тупик, как препятствие, причина нарушения планов. У 33% женщин мотив, связанный с материнством, был слабо выражен: приняв решение сохранить беременность, они не проявляли яркого желания стать матерью, а скорее решили смириться с возникшей ситуацией. Эти женщины не могли представить себя в роли матери, типичными были фразы "не знаю", "не думала об этом".

Больно становится от этих цифр. Да, не зря пели с революционным задором: "Разрушим до основанья, а затем…". Вот уж где руины. И как точно выбран удар – материнство. Ведь и про Родину в нашем отечестве всегда говорили Родина-мать. Какой простой и точный расчет - уничтожив ценность материнства, сделать Родину бездетной, обречённой на вымирание.

Так что же теперь не рожать? Но Россия итак находится в состоянии демографической катастрофы, когда смертность во много раз превышает рождаемость. Хорошо ещё, что в некоторых семьях рождение малыша всё ещё воспринимается как радость в связи с продолжением данного конкретного рода. Пожалуй, только за счёт этого мы и удерживаемся от полного вымирания.

Что делать в этих условиях? Изменить установку на значимость материнства и, конечно же, рожать. Осознать, что материнство – это долг перед отечеством и залог личного счастья. Да, счастья, про которое сейчас так много говориться, но при этом указывается в совсем другую сторону. Осознать, что если каждый из нас будет думать только о себе, о том, как "взять от жизни всё", "насладиться всем" и не думать ни о чём, кроме новой информации о товарах и услугах, то мы просто скоро вымрем, отставив после себя обширную территорию с полезными ископаемыми.

2). Снижение ценности отцовства. В христианской традиции и культуре роль отца в семье особая. Отец (а слово это не случайно одного корня с отечеством и отчизной) – непререкаемый авторитет. Он является главой семьи. Отец несёт ответственность за семейное благополучие, осуществляет помощь и защиту. Он все свои действия старается согласовывать с волей Божией, понимая, что кому много дано, с того и много спросится. В этой системе ценностей российские мальчики воспитывались с раннего детства. Взрослые мужчины создавали семьи с осознанием того, что они дадут ответ перед Богом за выполнение обязанностей в отношении своих домочадцев. Так было принято в дореволюционной России. Такие требования сохранились в нашей культуре до сих пор в виде ожиданий от "настоящего (идеального) отца". Но что же наблюдается в действительности?

Врач-психиатр, семейный психотерапевт Ровенский И.Н. отмечает, что в современных российских семьях отцы часто занимают периферическое, дистанционное положение по отношению к матери и к детям. Это создаёт условия для обесценивания его роли в глазах супруги и собственных детей.

Кроме того, современные психологические исследования свидетельствуют о том, что растёт количество мужчин, вступающих в брак с инфантильными, а порой и потребительскими установками в отношении своей второй половины. Уже не так редко можно услышать выражение: "Муж – это мой большенький" (имея в виду, что муж - старший ребёнок (!) в семье). Дико! Тот, от кого ожидается поведение "главы", "защиты" и "опоры", сам нередко ведёт себя как беспомощный ребёнок.

Конечно, так ведут себя далеко не все отцы. Но современных российских мальчиков на осознанное отцовство, на отцовство как ценность особо и не ориентируют (за исключением отдельных случаев в конкретных семьях). В советской России их внимание наравне с девочками концентрировали на профессиональные успехи, а сейчас – на самореализацию, личные достижения и независимость. И почему, спрашивается, эта независимость не может распространиться на семейные обязанности, особенно, когда призывают "брать от жизни всё" и никому за это особо не отвечать? Когда воспитан в духе "всеобщего равенства и братства"? Когда и жена привыкла вести себя в жизни как "свой парень"? И значит, всё поровну, а в отношении ответственности за семью - "Ну, почему, собственно, Я..?".

Разрушение ценности отцовства не может пройти бесследно. Есть русская народная поговорка – "семья без отца, что дом без крыши". Это очень точное выражение в отношении психологического самочувствия "безотцовщины при живом отце" и "вдовы при живом муже".

Но почему же так происходит? Помимо разрушения традиционных для нашей культуры ценностей семьи, включая ценность отцовства и материнства, в качестве основных причин такого плачевного положения дел психологи выделяют ещё несколько. К ним относятся следующие:

а) увеличение количества неполных семей, когда мальчик не имеет возможности "списывать" свой поведение со значимого взрослого одного с ним пола в виду физического отсутствия такового и когда характер ребёнка мужского пола формируется под влиянием матери и бабушки, чьи модели поведения и способы реагирования он непроизвольно усваивает;

б) преобладание женщин во всей системе воспитания и образования, включая дошкольные, школьные и вузовские учреждения;

в) наличие большого количества психологически рассогласованных, дисфункциональных семей, в которых отец физически присутствует, но свои прямые обязанности в отношении домочадцев полноценно не выполняет, что также усваивается, а затем воспроизводится во взрослом возрасте в собственной семье. Причём, психологи установили жёсткую закономерность – ребёнок, выросший в уважении к своему отцу и матери, более жизнеспособен и оптимистичен. Он живёт в большей гармонии с самим собой и с окружающими. Если же уважения к родителям было потеряно, то это сказывается самым разрушительным образом и на его самоощущении и в будущем на особенностях его собственной семьи.

3). Увеличение количества безнадзорных детей вследствие хронических психоэмоциональных перегрузок у родителей. Родители приходят домой настолько уставшими после напряжённого рабочего дня, что они порой просто не в состоянии уделить собственным детям столько времени, сколько необходимо для их полноценного воспитания и образования. В этом случае дети остаются предоставленными сами себе со всеми вытекающими отсюда последствиями. У таких детей, возникает чувство собственной ущербности, ненужности. А вместе с тем резко возникает вероятность, что именно они со временем пополнят и без того многочисленные ряды современных российских наркоманов, алкоголиков или станут лёгкой добычей преступного мира.

Но главная беда, на мой взгляд, заключается в том, что такие дети не чувствуют себя любимыми в родительской семье. А тот, кто не испытал в детстве любви собственной матери и отца, не впитал её в себя как губка, тот сам во взрослой жизни нередко является беспомощным в проявлении родительских чувств.

4). Сокращение количества детей в семье. Современные российские семьи на 90% и более являются малодетными, причём 50% из них - однодетные. Массовая однодетность семьи приводит к тому, что формирование характера ребёнка проходит, как говорят учёные, через монополию наставничества родителей. А это значит, что такой ребёнок не просто лишён детских игр со сверстниками. Он развивается, не получая того многообразия переживаний, не осваивая того богатейшего опыта общения, которое можно получить только в повседневных взаимоотношениях с родными братьями и сёстрами. Когда любят друг друга, но при этом ссорятся, когда хотят быть вместе, но ещё не умеют друг другу уступать. Словом, когда сообща обучаются искусству семейного и межличностного общения.

Как отмечает доктор психологических наук В.В. Абраменкова, ребёнок, лишённый в своем детстве опыта взаимодействия в группе братьев и сестёр, вырастает эгоистичным, невротичным и, в сущности, очень одиноким. Она утверждает, что общество, состоящее в своём большинстве из однодетных семей, обрекает себя на культивирование социального инфантилизма, на формирование таких жизненных установок, при которых уже взрослый человек избегает принятия ответственных решений в значимых ситуациях.

5). Рост социального сиротства. Российская действительность такова, что 90% детей сирот являются социальными сиротами, то есть сиротами при живых родителях. Основную причину происходящего учёные видят в том, что долгие годы в нашей стране теоретически и практически утверждался приоритет общественного (обеспечиваемого государством) воспитания над семейным. На наш взгляд, высокий процент социальных сирот можно рассматривать в качестве своеобразного показателя степени разрушения ценностей материнства и отцовств, выражающемся в самоустранении от воспитания собственных детей.

Проблема социального сиротства очень тесно с проблемой роста беспризорности. Специалисты отмечают, что в современной Росси примерно такое же количество беспризорников, какое было после гражданской войны. Детей бросают или они сами уходят, в большинстве своём спасаясь от родительской жестокости. В итоге – огромное количество детей находится без надзора и не имеют постоянного жилья. Часто они попадают под влияние преступной среды. Вся дальнейшая жизнь этих детей ломается.

Проблемы роста социального сиротства и беспризорности – "одного поля ягоды". Обе они красноречиво свидетельствуют о том, к чему приводит разрушение ценностей семьи, обесценивание материнства и отцовства.

Я перечислила лишь основные негативные последствия нововведений, направленных на разрушение традиционной для нашей культуры системы ценностей, включая семейные. В связи со всем вышесказанным, я хочу особо подчеркнуть, что отказ от традиционных, очень хорошо согласованных между собой моделей поло-ролевого поведения, замена их на новые, основанные на идее достижения всеобщего "гендерного равенства", очень опасен. В конечном счёте, он неизбежно приводит к разрушению всего уклада жизни, принятого в той или иной культуре.

Библиографический список:

1. Букварь школьника. Совершенствование. Начала познания вещей божественных и человеческих. – М., 2002. -1424с.
2. Подласый И.П. Педагогика: Новый курс: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 кн. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. – Кн.1: Общие основы. Процесс обучения. – 576 с.: ил.
3. Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Разноцветные белые вороны. – М.: Изд-во Трёх Святителей на Кулишах, 2004. -336 с.
4. Шурупов Д. Проникновение деструктивных учений в российскую педагогику.//Миссионерское обозрение . – 2004. -№8 (106). – С.27-31.

0


Вы здесь » С.О.К.О.Л » Психология » Психология